А стоит ли игра свеч?
Андрей Елясов
Арбитражный управляющий
Немного про административную ответственность арбитражного управляющего
Работа арбитражного управляющего - это очень интересная, захватывающая, динамичная история, но как всегда, и здесь есть и своя ложка дегтя ... Точнее ложек, конечно, много, но одна среди них заметно выделяется ... это Росреестр со своими территориальными органами, что не только регистрирует переход права собственности на объекты недвижимости, но еще каким -то боком назначен контролировать деятельность арбитражного управляющего ... Именно эти ребята следят, чтобы публикация была размещена на страницах Коммерсанта точно в срок и ни на день позже ...

Ответственность арбитражного управляющего за допущенные нарушения Закона о банкротстве, на самом деле, представляется серьезной - минимальный штраф, если не удастся отделаться предупреждением, по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ - 25 тыс. руб. Но даже предупреждение само по себе опасно для управляющего, т.к. тоже является мерой административного наказания. В то же время, если в течение года Росреестр составит еще один протокол против тебя, появляется риск быть дисквалифицированным минимум на 6 мес. уже по части 3.1. статьи 14.13 КоАП РФ. На минуточку, дисквалификация означает отстранение от участия во всех процедурах ... Слава Богу, суды часто освобождают от ответственности за повторное нарушение, ссылаясь на его малозначительность ...

Участники дела, желая "убрать" из процесса неудобного управляющего, являются постоянными подателями жалоб на него ... в Калуге один умелец при этом каждый раз выдумывает случайное имя, которым подписывает жалобу ... Но этих ребят я могу понять - чего от них ждать, если ты их привлекаешь к субсидиарной ответственности, желаешь взыскать за их счет много миллионов рублей ... глупо ждать, что они будут тебя за это холить и лилеять ... Вопросы у меня есть к контролирующему органу ...

В конце прошлого года я поспорил с Калужским Управлением Росреестра, разошлись с чиновниками во мнении, как правильно трактовать закон .... Есть ли у управляющего обязанность включать в ЕФРСБ сообщение об оспаривании сделки должника по общим основаниям из Гражданского кодекса Российской Федерации ... Как вы ответите на этот вопрос? Прошу ответ исходя из буквального толкования нормы пункта 4 статьи 61.1:
4. Сведения о подаче в арбитражный суд заявления о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в настоящем Федеральном законе [Закон о банкротстве - прим. мое], о вынесении судебного акта по результатам рассмотрения заявления и судебных актов о его пересмотре подлежат включению арбитражным управляющим в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве в порядке, установленном статьей 28 настоящего Федерального закона [Закон о банкротстве - прим. мое], не позднее трех рабочих дней с даты, когда арбитражному управляющему стало известно о подаче заявления или вынесении судебного акта, а при подаче заявления арбитражным управляющим - не позднее следующего рабочего дня после дня подачи заявления.
По мне - ответ очевиден, я понимаю текст однозначно - если основания для оспаривания сделки взяты из Гражданского кодекса РФ, обязанности включать что-либо в ЕФРСБ нет ..Росрестр стоит на своем своем - коль скоро сделка оспаривается в деле о банкротстве должника, будь добр включи сообщение в ЕФРСБ ...

Первая битва проиграна - арбитражный суд встал на сторону контролирующего органа, продолжаем сопротивление ... на всякий случай ниже привожу свою апелляционную жалобу ...
Двадцатый арбитражный апелляционный суд

от привлекаемого к ответственности арбитражного управляющего -
Елясова Андрея Юрьевича
141076 Московская область, г. Королев, ул. Мичурина, д.7, а/я 969
+7 925 067 52 67, aelyasov@gmail.com

Заявитель - Управление Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Калужской области
248000, г. Калуга, ул. Вилонова, д. 5

Судья - Сахарова Л.В.
Дело №А23-171/2020

Апелляционная жалоба на решение Арбитражного суда
Калужской области по делу №А23-171/2020 от 18.03.2020

18.03.2020 Арбитражный суд Калужской области, далее – арбитражный суд, составил по делу мотивированное решение о привлечении арбитражного управляющего к административной ответственности по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

Арбитражный суд, принимая спорное решение, согласился с Управлением Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Калужской области, далее - административный орган, посчитал доказанным факт нарушения Елясовым Андреем Юрьевичем, далее - арбитражный управляющий, своих обязанностей, установленных законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве):

1) в нарушение требований пункта 4 статьи 61.1 Закона о банкротстве не включил в ЕФРСБ сообщение о подаче в арбитражный суд заявления о возврате денежных средств в конкурсную массу БН от 17.06.2019 против ИП Дамаскина В.В., далее - заявление;
2) в нарушение требований абзаца 4 пункта 50 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 №35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» не направил копии своего ходатайства о продлении срока процедуры конкурсного производства, отчета заявителю по делу.

Арбитражный управляющий не согласен с состоявшимся решением, полагает, арбитражный суд при его вынесении допустил нарушения, предусмотренные статьей 270 АПК РФ, что должны повлечь обязательную отмену судебного акта.

Арбитражный суд несправедливо и, главное, немотивированно отверг все доводы (аргументы) арбитражного управляющего в доказательство его невиновности по каждому эпизоду «обвинения», в связи с чем он вынужден привести их повторно, но уже по тексту своей апелляционной жалобы, просить суд апелляционной инстанции дать свою оценку спорным правоотношениям.

О публикации сообщения в ЕФРСБ

Аргумент арбитражного управляющего №1 – управляющий, исходя из буквального толкования пункта 4 статьи 61.1. Закона о банкротстве, не должен был включать сообщение в ЕФРСБ о подаче заявления, т.к. оно (заявление) было обосновано нормами из Гражданского кодекса Российской Федерации, далее – ГК РФ, не из Закона о банкротстве.

Так,

согласно статье 166 ГК РФ, сделка недействительна по основаниям, установленным законом.

На сегодняшний день большая часть оснований для признания сделки недействительной предусмотрена в ГК РФ:

  • 168 ГК РФ - Недействительность сделки, нарушающей требования закона или иного правового акта
  • 169 ГК РФ - Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка или нравственности
  • 170 ГК РФ - Недействительность мнимой и притворной сделок
  • 171 ГК РФ -Недействительность сделки, совершенной гражданином, признанным недееспособным
  • 172 ГК РФ - Недействительность сделки, совершенной несовершеннолетним, не достигшим четырнадцати лет
  • 173 ГК РФ - Недействительность сделки юридического лица, совершенной в противоречии с целями его деятельности
  • 173.1 ГК РФ - Недействительность сделки, совершенной без необходимого в силу закона согласия третьего лица, органа юридического лица или государственного органа либо органа местного самоуправления
  • 174 ГК РФ - Последствия нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица
  • 174.1 ГК РФ - Последствия совершения сделки в отношении имущества, распоряжение которым запрещено или ограничено
  • 175 ГК РФ - Недействительность сделки, совершенной несовершеннолетним в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет
  • 179 ГК РФ - Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств
  • 61.2 Закона о банкротстве - Оспаривание подозрительных сделок должника
  • 61.3 Закона о банкротстве - Оспаривание сделок должника, влекущих за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими кредиторами
  • п. 6 ст. 79, п. 1 ст. 84 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» п. 5 ст. 45, п. 5 ст. 46 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» - Сделка совершена с нарушением корпоративных процедур

Наряду с основаниями из ГК РФ Закон о банкротстве содержит 2 основания для признании сделки недействительной – в случая подозрительности сделки банкрота (статья 61.2) и в случае оказания через сделку отдельным кредиторов преференций относительно других (статья 61.3).

К слову, Закон о банкротстве в пункте 1 статьи 61.1 прямо разделяет основания для признания сделок должника недействительными по виду законодательного акта, в которых они (эти основания) перечислены:

«

1. Сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации [источник оснований №1 – прим. управляющего], а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе [т.е. Закон о банкротстве, источник оснований №2 – прим. управляющего].

»

Согласно пункту 4 статьи 61.1 Закона о банкротстве о подаче заявления в суд о признании сделки должника недействительной должно следовать сообщение в ЕФРСБ:

«

4. Сведения о подаче в арбитражный суд заявления о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в настоящем Федеральном законе, о вынесении судебного акта по результатам рассмотрения заявления и судебных актов о его пересмотре подлежат включению арбитражным управляющим в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве ….

»

но данное требование в силу прямого указания в законе действует лишь для случая подачи заявления по основаниям из Закона о банкротстве, при этом про включение сообщения в ЕФРСБ об оспаривании сделки по основаниям из ГК РФ, прочим законам Закон о банкротстве не содержит ни слова.

Сама по себе ссылка в пункте 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве на возможность оспаривать сделки по общим основаниям из ГК РФ не «перемещает» эти основания из кодекса в Закон о банкротстве.

К слову, полагаю, если бы законодатель желал включения в ЕФРСБ сведений о подаче всяких заявлений о признании сделки должника недействительной, в т.ч. по общим основаниям из ГК РФ, он не стал бы использовать столь сложную конструкцию, что есть сейчас, написал бы в законе проще, пример от арбитражного управляющего - ниже:

«

4. Сведения о подаче в арбитражный суд заявления о признании сделки недействительной по основаниям, указанным в настоящем Федеральном законе, о вынесении судебного акта по результатам рассмотрения заявления и судебных актов о его пересмотре подлежат включению арбитражным управляющим в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве ….

»
Почему законодатель использовал норму в том виде, что она есть, управляющему не ведомо, он лишь должен четко исполнять свои обязанности в деле строго в соответствии с действующим Законом о банкротстве, в т.ч. о разумно расходовать конкурсную массу должника (абз. 8 пункта 2 статьи 20.3 Закона о банкротстве). Административный орган, требуя от управляющего под угрозой привлечения к административной ответственности включения в ЕФРСБ сообщений в непредусмотренных Законом о банкротстве случаях, по сути, провоцирует его на неразумное и необоснованное осуществление расходов средств должника, что представляется недопустимым, требует порицания со стороны арбитражного суда.

По тексту заявления, что подано управляющим в арбитражный суд без включения соответствующего сообщения в ЕФРСБ, ссылка на специальные основания недействительности сделки из Закона о банкротстве (статьи 61.2, 61.3) отсутствует. В заявлении управляющий ссылается на мнимость спорных платежей от должника в пользу ИП Дамаскина В.В. (т.е. использует основание для оспаривания сделки из ГК РФ – статья 170 ГК РФ) и именно по этому основанию желает возвращения всего оплаченного в конкурсную массу.

Позиция арбитражного суда на аргумент арбитражного управляющего №1, комментарий последнего

Арбитражный суд обосновал свое решение лишь ссылками на пункт 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве, а также на пункт 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», далее – пункт 17 Постановления №63, указал по тексту решения (последний абзац страницы 5) следующий вывод:

«

… порядок подачи заявления о признании сделки недействительной, в том числе и порядок опубликования сведений об оспаривании сделки, предусмотренный пунктом 4 статьи 61.1. Закона о банкротстве, распространяются на все сделки, оспариваемые в рамках дела о банкротстве, вне зависимости от оснований оспаривания.

»

Ничего подобного из упомянутой нормы Закона о банкротстве (пункт 1 статьи 61.8), постановления высшей судебной инстанции (пункт 17 Постановления №63) не следует, арбитражный суд «черное» выдает за «белое».

Ниже управляющий приводит пункт 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве целиком:

«

1. Заявление об оспаривании сделки должника подается в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника

»

Ниже управляющий приводит пункт 17 Постановления №63 целиком:

«

17. В порядке главы III.1 Закона о банкротстве (в силу пункта 1 статьи 61.1) подлежат рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве (статьи 61.2 и 61.3 и иные содержащиеся в этом Законе помимо главы III.1 основания), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах).

В силу пункта 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве заявление об оспаривании сделки должника подается в суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, и подлежит рассмотрению в деле о банкротстве должника (включая сделки с недвижимостью).

В связи с этим после введения в отношении должника процедуры наблюдения и вплоть до завершения дела о банкротстве при предъявлении арбитражным управляющим иска о признании недействительной сделки должника (как оспоримой, так и ничтожной) и (или) о применении последствий недействительности сделки должника в общем порядке, предусмотренном процессуальным законодательством, суд:

а) если заявление подано в суд, рассматривающий дело о банкротстве, - принимает и рассматривает это заявление как поданное в рамках дела о банкротстве, на что указывает в определении о его принятии;

б) если заявление подано в другой суд - принимает его и передает в соответствии с пунктом 3 части 2 статьи 39 АПК РФ в суд, ведущий дело о банкротстве, для рассмотрения как поданного в рамках дела о банкротстве, на что указывает в определении о принятии заявления и передаче дела.

Указанное выше, однако, не препятствует арбитражному управляющему при рассмотрении другого дела вне рамок дела о банкротстве ссылаться на факт ничтожности сделки должника.

Иски должника о признании недействительными сделок по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством, предъявленные должником и принятые судом к производству до введения в отношении должника процедуры внешнего управления или конкурсного производства, подлежат рассмотрению в общем порядке вне рамок дела о банкротстве и после введения в отношении должника такой процедуры.

Заявления о признании сделок должника недействительными по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным ГК РФ или законодательством о юридических лицах), предъявляемые другими помимо арбитражного управляющего лицами (например, контрагентами по сделкам или должником в ходе процедур наблюдения или финансового оздоровления), подлежат рассмотрению в исковом порядке с соблюдением общих правил о подведомственности и подсудности. При предъявлении в рамках дела о банкротстве заявления об оспаривании сделки по указанным основаниям иным помимо арбитражного управляющего лицом суд оставляет это заявление без рассмотрения применительно к части 4 пункта 1 статьи 148 АПК РФ.

»

Представляется очевидным, пункт 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве, а равно пункт 17 Постановления №63, исходя из их буквального толкования, не затрагивают обязательство арбитражного управляющего осуществлять какие-либо публикации сверх того, что предусмотрел законодатель в пункте 4 статьи 61.1 Закона о банкротстве.

По тексту пункта 17 Постановления №63 высшая судебная инстанция лишь разъясняет арбитражным судам (судя по преамбуле постановления), что заявления об оспаривании сделок должника по общим основаниям из ГК РФ подлежат рассмотрению в порядке главы III.1 Закона о банкротстве.

Понятие «требование подлежат рассмотрению» предполагает арбитражный процесс, сопряженный с обращением заинтересованного лица в арбитражный суд, рассмотрением заявления, изучением отзыва ответчика, вынесением решения, дальнейшим его оспариванием, но не включение арбитражным управляющим сообщений в публичный реестр.

Соответственно вывод арбитражного суда со ссылкой на пункт 1 статьи 61.8 Закона о банкротстве, пункт 17 Постановления №63, что порядок опубликования сведений об оспаривании сделки, предусмотренный пунктом 4 статьи 61.1. Закона о банкротстве, распространяются на все сделки, оспариваемые в рамках дела о банкротстве, в т.ч. по общим основаниям из ГК РФ, ложный, ничем не обоснован.

Важно добавить, пункт 17 Постановления №63 не создает какой-либо новой нормы о возможности оспаривания сделки должника по общим основаниям из ГК РФ и, как следствие, об обязанности включать сообщение о подаче такого заявления в ЕФРСБ - Закон о банкротстве и так об этом прямо сообщает в пункте 1 статьи 61.1:

«

1. Сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации [источник оснований №1 – прим. управляющего], а также по основаниям и в порядке, которые указаны в настоящем Федеральном законе [т.е. Закон о банкротстве, источник оснований №2 – прим. управляющего].

»

Высшая судебная инстанция в пункте 17 Постановления №63 фактически лишь разъяснила, что все заявления о признании сделки должника недействительной рассматриваются в деле о банкротстве должника.

Но

если законодатель в пункте 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве выделяет основания оспаривания сделок должника из ГК РФ, то в пункте 4 той же статьи, определяя объем обязательных публикаций в ЕФРСБ со стороны управляющего, воздерживается от их упоминания.

Аргумент арбитражного управляющего №2 управляющий, исходя из буквального толкования пункта 4 статьи 61.1. Закона о банкротстве, не должен был включать сообщение в ЕФРСБ о подаче заявления, т.к. по его тексту просил арбитражный суд лишь о применении последствий недействительности ничтожной сделки, не о признании сделки должника недействительной.

Так,

согласно статье 166 ГК РФ сделка недействительна в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка). В последнем случае сторона сделки, а в предусмотренных законом случаях также иное лицо, вправе просить арбитражный суд о применении последствий недействительности ничтожной сделки (пункт 2 статьи 166 ГК РФ). К слову, в статье 12 ГК РФ применение последствий недействительности ничтожной сделки поименован как самостоятельный способ защиты нарушенного права.

Согласно статье 170 ГК РФ, со ссылкой на которую управляющий просит по тексту заявления вернуть оплаченное в конкурсную массу:

«

1. Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

»

В случае с заявлением против Дамаскина В.В., о подаче которого не включено сообщение в ЕФРСБ, управляющий не оспаривает сделку с ним (не просит признать ее недействительной), он уже со ссылкой на статью 170 ГК РФ считает ее (эту сделку) недействительной (ничтожной), фактически просит по тексту своего заявления лишь применить последствия недействительности ничтожной сделки, обязать получателя средств вернуть их в конкурсную массу должника.

В то же время,

Закон о банкротстве согласно пункту 4 статьи 61.1 обязывает управляющего сообщать неограниченному кругу лиц посредством включения сообщения в ЕФРСБ лишь о подаче заявления о признании сделки должника недействительной, но не о применении последствии недействительности ничтожной сделки.

Логика об отсутствии необходимости включать в ЕФРСБ сообщения о требованиях применения последствий ничтожности сделки становится более понятной при анализе разъяснений высшей судебной инстанции. Так, согласно пункту 4 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусмотренные статьями 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве основания недействительности сделок влекут оспоримость, а не ничтожность соответствующих сделок.

Соответственно, коль скоро со ссылкой на Закон о банкротстве могут быть признаны недействительными лишь оспоримые сделки, то и не было необходимости прописывать обязательство управляющего включать в ЕФРСБ сведения о его заявлениях касательно применения последствий недействительности ничтожной сделки.

Позиция арбитражного суда на аргумент арбитражного управляющего №2, комментарий последнего

Аргумент управляющего проигнорирован арбитражным судом полностью, последний в нарушение требований пункта 4 статьи 170 АПК РФ по тексту решения не указал мотивы, по которым отверг довод управляющего.

Аргумент арбитражного управляющего №3 - обоснование арбитражным судом объективной стороны административного правонарушения со ссылкой на разъяснение высшей судебной инстанции (пункт 17 Постановления №63) представляется неправомерным ввиду следующего.

Согласно части 1 статьи 2.1. КоАП РФ:

«

1. Административным правонарушением признается противоправное, виновное действие (бездействие) физического или юридического лица, за которое настоящим Кодексом или законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях установлена административная ответственность.

»

Согласно части 3 статьи 14.13 КоАП РФ:

«

3. Неисполнение арбитражным управляющим, реестродержателем, организатором торгов, оператором электронной площадки либо руководителем временной администрации кредитной или иной финансовой организации обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), если такое действие (бездействие) не содержит уголовно наказуемого деяния, -


»

Административная ответственность по части 3 статьи 14.13 КоАП возникает за нарушение обязанностей, установленных именно законодательством о несостоятельности (банкротстве).

Но

если ГК РФ, Закон о банкротстве, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, прочие нормативно-правовые акты Минэкономразвития Российской Федерации составляют законодательство Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве), то разъяснения Пленума Верховного суда Российской Федерации - никак нет.

Разъяснения Пленума Верховного суда Российской Федерации не являются источником права.

Используемое арбитражным судом разъяснение высшей судебной инстанции (пункт 17 Постановления №63) не имело своей целью разъяснить порядок привлечения арбитражного управляющего к административной ответственности – только лишь в этом случае его можно и нужно было принимать к сведению при разрешения настоящего спора. По тексту спорного решения пункт 17 Постановления №63, разъясняющий порядок обжалования сделок должника, неправомерно занял центральное место.

Норма закона, нарушение которой может стать основанием для административной ответственности, не должна вызывать каких-либо сомнений у правоприменителей, тем более в условиях существенного ужесточения ответственности арбитражного управляющего (ч.3.1. ст. 14.13 КоАП РФ).

К слову, согласно пункту 20 Методических правил по организации законопроектной работы федеральных органов исполнительной власти, утвержденных приказом Минюста РФ №3 от 10.01.2001:

«

20. Содержание правовых норм должно быть логически последовательным и содержательно определенным, не допускающим различного понимания и толкования. Следует правильно использовать официально установленные наименования, общеизвестные термины, не перегружать текст специальными, узкопрофессиональными терминами, а также иностранной терминологией. Использование эмоционально - экспрессивных языковых средств, образных сравнений (эпитетов, метафор, гипербол и др.) не допускается. В текст законопроекта не следует включать положения ненормативного характера и бланкетные нормы.

»

Арбитражный управляющий при исполнении своих обязанностей в деле о банкротстве вправе был рассчитывать, что не нарушает норму пункта 4 статьи 61.1. Закона о банкротстве, исходя из ее буквального толкования.

Если арбитражный суд полагал, что норма из пункта 4 статьи 61.1 Закона о банкротстве является недостаточно понятной, спорной, он должен был освободить арбитражного управляющего от ответственности со ссылкой на часть 4 статьи 1.5 КоАП РФ:

«

4. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

»

Судя по всему, вопросы к однозначности нормы пункта 4 статьи 61.1 Закона о банкротстве в настоящее время есть. К слову, как минимум в одном деле, что управляющий нашел на скорую руку при подготовке настоящей жалобы, судья занял позицию арбитражного управляющего (№А40-211780/2018), по тексту судебного акта указал на отсутствие в законе обязанности включать сообщение в ЕФРСБ об оспаривании сделки должника по общим основаниям.

О нарушении требований абзаца 4 пункта 50 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 №35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», далее –постановление №35

Аргумент арбитражного управляющего №1 - административная ответственность арбитражного управляющего может наступить за нарушение им требований Закона о банкротстве, но не разъяснений высшей судебной инстанции, данных ее для арбитражных судов (см. преамбулу постановления №35).


Согласно части 3 статьи 14.13 КоАП РФ:

«

3. Неисполнение арбитражным управляющим, реестродержателем, организатором торгов, оператором электронной площадки либо руководителем временной администрации кредитной или иной финансовой организации обязанностей, установленных законодательством о несостоятельности (банкротстве), если такое действие (бездействие) не содержит уголовно наказуемого деяния, -


»

Но

если ГК РФ, Закон о банкротстве, Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, прочие нормативно-правовые акты Минэкономразвития Российской Федерации составляют законодательство Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве), то разъяснения Пленума Верховного суда Российской Федерации - никак нет.

Нет в Закон о банкротстве такой нормы, что будет считаться нарушенной, при неисполнении арбитражным управляющим разъяснений высшей судебной инстанции.

Указанная в заявлении административного органа норма пункта 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве и определяющая, что при проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества, регламентирует основные принципы деятельности арбитражных управляющих при проведении ими процедур, применяемых в деле о банкротстве, сама по себе не является составообразующей в аспекте законодательства об административных правонарушениях. Равно не являются составообразующими нормы пункта 1 статьи 129 Закона о банкротстве (постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда по делу №А68-6535/2015 от 06.11.2015, постановление Арбитражного суда Центрального округа по делу №А68-6535/2015 от 28.01.2016).

Абсолютно идентичная позиция (что в предыдущем абзаце) приведена в Обобщении практики реализации органом по контролю (надзору) в 2015 году полномочий, предоставленных Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, в том числе практики отказов арбитражных судов в удовлетворении требований территориальных органов Росреестра о привлечении арбитражных управляющих к административной ответственности, предусмотренной статьей 14.13 Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, что размещена на официальном сайте административного органа -
(https://rosreestr.ru/upload/iblock/1ef/1efd0160adb6d8dd6471620c9f47457d.pdf, см. абзац 6 страницы 27).

Позиция арбитражного суда на аргумент арбитражного управляющего №1, комментарий последнего

Аргумент управляющего проигнорирован арбитражным судом полностью, последний в нарушение требований пункта 4 статьи 170 АПК РФ по тексту решения не указал мотивы, по которым отверг довод управляющего.

Аргумент арбитражного управляющего №2, позиция арбитражного суда на аргумент арбитражного управляющего №2, комментарий последнего

Разъяснения высшей судебной инстанции, как установил арбитражный суд, на самом деле, не были нарушены арбитражным управляющим.

Так, действительно, согласно абзацу 4 пункта 50 постановления №35:

«

50. К судебному заседанию, на котором будет рассматриваться вопрос о продлении или завершении конкурсного производства, арбитражный управляющий обязан заблаговременно (части 3 и 4 статьи 65 АПК РФ) направить суду и основным участникам дела о банкротстве отчет в соответствии со статьями 143 или 149 Закона о банкротстве.

»

Административный орган, составляя протокол, полагал, что основные участники дела – это априори все кредиторы должника, несмотря на то, что в пункте 14 того же постановления №35 высшая судебная инстанция совершенно недвусмысленно привела исчерпывающий список лиц, что должны считаться таковыми.

Арбитражный суд согласился с управляющим, правомерно не увидел нарушений в его бездействии в части не направления документов всем кредиторам из реестра требований, но полностью управляющего освободить от ответственности все же отказался:

«



Таким образом, довод арбитражного управляющего о том, что он не обязан направлять отчет всем кредиторам по делу является обоснованным.

Вместе с тем, согласно разъяснениям, изложенным в абзаце 5 пункта 14 Постановления № 35, судам необходимо иметь в виду, что до избрания собранием (комитетом) кредиторов своего представителя извещению подлежит кредитор, по требованию которого было возбуждено дело о банкротстве (заявитель), а при возбуждении дела по заявлению должника или иного лица - кредитор, чье требование первым было признано судом обоснованным.

Из общедоступных определений Арбитражного суда Калужской области по делу №А23-5110/2016 от 01.08.2016 и от 08.12.2017, опубликованных в Картотеке арбитражных дел, следует, что заявителем по делу о банкротстве ОАО Агростроительная компания «Калугаагрострой» являлся ПАО «Сбербанк России»,который впоследствии заменен в порядке процессуального правопреемства на ИП Галстян А.Р.

Указанному лицу, как было указано выше, конкурсный управляющий должника отчет о своей деятельности и о результатах проведения процедуры конкурсного производства в отношении должника по состоянию на 23.05.2019 не направлял.

Таким образом, конкурсный управляющий Елясов А.Ю. нарушил требования абзаца 4 пункта 50 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

»

Другими словами, если административный орган полагал, что документы управляющего должны были быть направлены всем кредиторам из реестра требований, арбитражный суд сузил список получателей только до одного – заявителя по делу.

Арбитражный суд, проявив, полагаю, ненужную инициативу, приложив вместо административного органа дополнительные усилия по доказыванию вины управляющего, в итоге все равно оказался не правым.

Во-первых, понятие основных участников дела все же четко и недвусмысленно приведено в пункте 14 Постановления №35:

«

14. Судам необходимо учитывать, что рассмотрение дела о банкротстве (в судах всех инстанций) включает в том числе разрешение отдельных относительно обособленных споров (далее - обособленный спор), в каждом из которых непосредственно участвуют только отдельные участвующие в деле о банкротстве или в арбитражном процессе по делу о банкротстве лица (далее - непосредственные участники обособленного спора).

К основным участвующим в деле о банкротстве лицам (далее - основные участники дела о банкротстве), которые также признаются непосредственными участниками всех обособленных споров в судах всех инстанций, относятся: должник (в процедурах наблюдения и финансового оздоровления, а гражданин-должник - во всех процедурах банкротства), арбитражный управляющий, представитель собрания (комитета) кредиторов (при наличии у суда информации о его избрании), представитель собственника имущества должника - унитарного предприятия или представитель учредителей (участников) должника (в процедурах внешнего управления и конкурсного производства) (при наличии у суда информации о его избрании).

»

Арбитражный управляющий при исполнении пункта 50 Постановления №35 вправе был считать основными участниками дела тех, кто поименован в пункте 14 Постановления №35 (т.е. выше по тексту документа), особенно после слов «далее - основные участники дела о банкротстве».

Коль скоро сведения о представителе собрания (комитета) кредиторов, собственнике имущества должника - унитарного предприятия или представителе учредителей (участников) должника у арбитражного управляющего, а равно в материалах дела, отсутствуют, он не должен был направлять свои документы в обоснование ходатайства о продлении срока конкурсного производства кому-либо кроме арбитражного суда.

Во-вторых, ссылка арбитражного суда на абзац 5 пункта 14 Постановления №35 неправомерна, т.к. указанная арбитражным судом норма регулирует взаимодействие арбитражного суда (не арбитражного управляющего) и участников дела в части информирования последних о дате судебного заседания:

«

1) о времени и месте судебных заседаний или совершении отдельных процессуальных действий по делу о банкротстве подлежат обязательному извещению в порядке, установленном главой 12 АПК РФ, только основные участники дела о банкротстве, а в отношении судебных заседаний или процессуальных действий в рамках обособленного спора - также и иные непосредственные участники данного обособленного спора. До избрания собранием (комитетом) кредиторов своего представителя извещению подлежит кредитор, по требованию которого было возбуждено дело о банкротстве (заявитель), а при возбуждении дела по заявлению должника или иного лица - кредитор, чье требование первым было признано судом обоснованным. Остальные лица, участвующие в деле о банкротстве или в арбитражном процессе по делу о банкротстве, извещаются в порядке, предусмотренном абзацем вторым части 1 и частью 6 статьи 121 АПК РФ. В случае необходимости суд вправе (по своей инициативе или по ходатайству заинтересованных лиц) известить в общем порядке о времени и месте отдельных судебных заседаний или совершении процессуальных действий и иных лиц, участвующих в деле о банкротстве или в арбитражном процессе по делу о банкротстве;

»

Общеизвестно, глава 12 АПК РФ, упомянутая в указанном выше абзаце, регулирует правила направления сторонам дела судебных извещений, но не копий документов между участниками дела.

В то же время, как направлять документы между участниками дела, высшая судебная инстанция сообщает в другом абзаце пункта 14 Постановления №35, что напрасно остался незамеченным арбитражным судом – в абзаце 7:

«

3) в случаях, когда в соответствии с законодательством документы по делу о банкротстве подлежат направлению участвующим в деле лицам (например, в соответствии с частями 1 и 5 статьи 66, частью 3 статьи 260, частью 1 статьи 262, частью 3 статьи 277, частью 1 статьи 279, частью 1 статьи 297 и частью 3 статьи 313 АПК РФ), они должны быть направлены только основным участникам дела о банкротстве, а при рассмотрении обособленного спора - также и иным непосредственным участникам данного обособленного спора. В случае необходимости суд вправе (по своей инициативе или по ходатайству заинтересованных лиц) обязать соответствующее лицо направить указанные документы и иным лицам, участвующим в деле о банкротстве или в арбитражном процессе по делу о банкротстве. Таким же образом определяется количество копий документов, направляемых в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации на основании части 4 статьи 294 АПК РФ

»

В абзаце 7 пункта 14 постановления №35, что кроме пункта 50 регулирует порядок направления документов участникам дела, нет упоминания про необходимость направления управляющим заявителю по делу каких-либо документов.

Исходя из описанного,

ПРОШУ:

решение Арбитражного суда Калужской области по делу №А23-171/2020 от 18.03.2020 отменить полностью, по делу принять новый судебный акт, которым заявление Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Калужской области оставить без удовлетворения, производство по делу об административном правонарушении прекратить ввиду отсутствия события административного правонарушения.

Арбитражный управляющий Елясов А.Ю.

Двадцатый арбитражный апелляционный своим постановлением по делу оставил решение без изменения.

А суд округа разобрался, 07.10.2020 своим постановлением по делу отменил решения нижестоящих судов, принял по делу новый судебный акт, которым в удовлетворении требований административного органа отказал. Подробнее - по ссылке.


Made on
Tilda